Повторение синтаксиса (Продолжение)

Повторение синтаксиса (Продолжение)

ПРЕДВЕСТНИКИ ГРОЗЫ

Туча надвигалась грозно. Вскоре медленно прокатился отдаленный гул.

Все притихло, как будто ожидало чего-то небывалого. Куда девались эти птицы, которые так резво порхали и пели при солнышке? Где насекомые, что так разнообразно жужжали в траве? Все спряталось и безмолвствовало, и бездушные предметы, казалось, разделяли зловещее предчувствие.Деревья перестали покачиваться и задевать друг друга сучьями; они выпрямились, только изредка наклонялись верхушками между собою, как будто взаимно предупреждая себя шепотом о близкой опасности. Туча уже обложила горизонт и образовала какой-то свинцовый, непроницаемый свод. В деревне все старались убраться вовремя по домам. Наступила минута всеобщего торжественного молчания. Вот в лесу, как передовой вестник, пронесся свежий ветерок, повеял прохладой в лицо путнику, прошумел по листьям, захлопнул мимоходом ворота и, вскрутя пыль на улице, затих в кустах. (…)

Грянул гром и, заглушая людской шум, торжественно, царственно прокатился в воздухе. (135 слов.)

По И. Гончарову.

* * *

Лес не только защитник урожаев. Он не только дает стране древесину для народного хозяйства. Он еще и охранитель чистого, целебного воздуха.

Леса очищают воздух от пыли.

Леса так же, как и озера, моря, реки,— лучшее украшение земли, ее великолепный праздничный наряд.

Лес прекрасен всегда; и в зимние дни, когда темное небо низко висит над его мохнатым снежным убором и только ягоды и рябина еще кое-где пылают в серебряных чащах, и весной, когда цветет черемуха, и в жаркое лето, когда нагретый воздух пахнет смолой.

Но особенно хорош лес осенью, когда летит на землю золотая листва, чистое небо сверкает в вышине и из-под мхов ползут грибы, одетые в коричневые или красные свои армячки.

Лес — наше богатство, наше спасение от засух и суховеев, наш целитель и лучший наряд нашей земли. Поэтому его нужно не только выращивать, но и охранять, как величайшую ценность, беречь и не уничтожать без нужды ни одного дерева, ни одного кустика. (151 слово.)

По К. Паустовскому.

* * *

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ МЕЧТЫ

Из Старо-Бешева уехали учиться в разные города сорок пять юношей и девушек. Они учились на металлургов, химиков, строителей, агрономов, врачей, учителей. А я? Что же я должна делать? Кем быть? Моя мечта — стать трактористкой.

Я люблю землю. Мое призвание — хлебопашество. От отца я унаследовала это высокое призвание. Отец, как и до него дед и прадед, сохой ковырял землю. При советской власти в деревне появилась наука. В деревню пришел агроном, Люди стали по-новому обрабатывать землю, готовить семена, сеять. А главное, появился трактор. Я хотела осуществить на колхозной земле то, что не мог осуществить мой отец; добраться до жирности земли, сделать землю плодородной и дать моей любимой родине как можно больше золотистой пшеницы.

Однажды отец сказал:

— Ты, дочь, благодарить должна Ивана Михайловича. (Иван Михайлович — начальник политотдела Старо-Бешевской МТС.) Убедил он меня, что ты можешь обучиться управлять трактором. (…) Только сумеешь ли?

— Буду стараться — сумею…

Я поступила на курсы трактористов. Зимой училась в школе механизаторов, а в летнюю пору работала прицепщицей. (151 слово.)

П. Ангелина.

* * *

НОЧНАЯ ТИШИНА

Была светлая ночь. Луна, более полная и яркая, чем накануне, только что скрылась за тучкой, нашедшей на нее с северо-запада. Порой она показывалась на мгновение, и тогда казалось, будто облако стоит на месте, а месяц бежит сквозь него в другом направлении. В кротком сиянии звезд на небе, в чистом морозном воздухе и в беззвучном движении воды в полынье — всюду царило невозмутимое спокойствие. Река казалась широкой белой аллеей, обсаженной по сторонам высокими старыми елями и уходящей в глубь леса. В нашей палатке было темно, из чего я заключил, что там уже все спали. От притухших костров кверху вздымались дымки тонкими струйками, пахло гарью.

Я осмотрелся и прислушался, но кругом царило полное безмолвие. Такая тишина кажется подозрительной. По ту сторону реки стеной стоял безмолвный лес, озаренный луной. Как-то даже не верилось, что в природе может быть так тихо. Словно весь мир погрузился в глубокий сон. (143 слова.)

В. Арсеньев.

* * *

ОТЕЦ РУССКОЙ АВИАЦИИ

В переулке мальчишки гоняли голубей. Птицы стайкой носились в воздухе. Некоторые камнем падали вниз, но у самой земли снова взмывали вверх.

Высокий красивый человек с густой русой бородой вышел из подъезда. Он остановился и с таким увлечением стал следить за полетом голубей, словно сам был заядлым голубятником.

Мальчики знали, что этот человек, живший в одном с ними переулке,— профессор и зовут его Николай Егорович Жуковский. Если профессор — значит, умный и многое знает. Мальчики набрались храбрости, подошли к Жуковскому и, указывая на голубя, которому ястреб выщипал хвост, спросили:

— Почему голубь без хвоста кружит, как хвостатый?

Николай Егорович объяснил, что они ошибаются: хвостатые голуби делают в воздухе плавные круги, а бесхвостый круто поворачивается с помощью крыльев.

Не первый год мальчики возились с голубями, а только сейчас от Жуковского узнали, что когда птица хочет изменить направление полета, она изгибает край хвоста. Оказывается, хвост служит птице рулем. У бесхвостого голубя не было руля, и ему поневоле приходилось при повороте перекашивать свои крылья.

И. Мазурук.

* * *

ПОДЛИННЫЕ ДРУЗЬЯ

Есть люди, связанные между собой искренней и глубокой приязнью, всегда готовые на взаимную поддержку. О таких друзьях говорят: это большие, настоящие друзья. Есть и народы, о которых с полным основанием можно сказать: вот подлинные друзья! Таковы два народа-богатыря— китайский и советский. Взаимоотношения этих народов явили миру высокий пример проверенной десятилетиями, прошедшей сквозь трудные испытания, поистине бескорыстной дружбы.

Автору этих строк вместе с другими советскими журналистами довелось побывать в Китайской Народной Республике, Стремясь выразить всю глубину любви к советским людям, китайские товарищи рассказали нам однажды такую притчу:

«Кто твой лучший друг? — спросили мудреца. И он ответил: — Мой лучший друг тот, кто является лучшим другом моего народа».

Все, что мы увидели и почувствовали в этой чудесной стране, неизменно показывало нам, как плодотворна дружба двух могучих народов, как велика ее животворящая сила. (129 слов.)

Б. Бурков.

* * *

Треснула ветка. Он (Алексей Мересьев) оглянулся и увидел в сизых клубах молодого частого сосняка (…) несколько ветвей, которые жили какой-то особой жизнью и вздрагивали не в такт общему движению. И почудилось Алексею, что оттуда доносился тихий, взволнованный шепот, человеческий шепот. (…) .

Он выхватил из-за пазухи заржавевший пистолет и принужден был взводить курок усилиями обеих рук. Когда курок щелкнул, в сосенках точно кто-то отпрянул (…), и все стихло.

Показалось или действительно там, в кустах, кто-то говорит по-русски? (…) И оттого, что говорили по-русски, он почувствовал вдруг такую сумасшедшую радость, что, совершенно не за думываясь над тем, кто там — друг или враг, издал торжествующий вопль, вскочил на ноги, всем телом рванулся вперед на голос и тут же со стоном упал как подрубленный, уронив в снег пистолет. (…)

Алексей на мгновение потерял сознание, но то же ощущение близкой опасности привело его в себя. Несомненно, в сосняке скрывались люди, они наблюдали за ним и о чем-то перешептывались. (143 слова.)

По Б. Полевому.

* * *

Поверхность толстой стены была мокрая, и очень легко было соскользнуть. Но Сергей стоял крепко, прислонившись лбом к стене башни и распластав по ней руки. Теперь Любка уже сама влезла ему на плечи по спине; все-таки он был очень силен. Зубцы башни оказались на уровне ее груди, и она легко влезла на башню. Ветер так рвал ее платье и жакет, что казалось — вот-вот сбросит ее. Но теперь самое трудное было позади…

Она вынула из-за пазухи сверточек, нащупала шпагат и, не давая флагу развернуться на ветру, прикрепила к флагштоку. И только она отпустила, ветер подхватил это с такой яростной силой, что у Любки забилось сердце от волнения. Она достала второй, меньший сверточек и надвязала у самого подножия флагштока.

Таким же образом, по спине Сергея, она спустилась на стену. Сергей спрыгнул и снизу тихо позвал ее, подставив руки. Она не видела его, а только чувствовала его по голосу. У нее вдруг замерло сердце,— она протянула вперед руки, зажмурила глаза и прыгнула. (155 слов.)

По А. Фадееву.

* * *

Так вот как сложилась судьба станков. Когда фронт приблизился к заводам, люди спешно погрузили оборудование в вагоны и увезли его в уральские и сибирские города. Незнакомые люди выгрузили станки, и вдоль полотна железной дороги вырос «железный кустарник».

Потом началась осень, и дождь поливал станки, потом пришла зима, и снег засыпал их. Но советские люди, не глядя на мороз и пургу, строили новые цехи и заводы. Они отогрели станки, отремонтировали их, смазали, укрепили на фундаментах и подключили к энергии. Сначала станки были некрасивые, ржавые, с облупившейся краской, но люди сняли ржавчину наждачной шкуркой, покрасили станины, и вот мальчику в длинноухой шапке кажется, что «Буш» — это очень красивый, даже необыкновенный станок. Он, Костя Малышев,— хозяин этого замечательного станка, хозяин стеллажа для готовых деталей, хозяин инструментального шкафчика! Чудеса! (126 слов.)

По И. Ликстанову.

* * *

ЛЕСНИЧИЙ

По всему было видно, что лесничий и счастлив и смущен. Он был счастлив потому, что ехал в отпуск в Крым, где не был с детства. В памяти остались обрывистые мысы, заросшие колючками, и плывущий к их подножию откуда-то из страшной дали никогда не затихающий плеск воды.

Смущали его попутчики. Смущала их подчеркнутая вежливость с ним, пижамы, разговоры о курортной жизни. Они вели их друг с другом, никогда не обращаясь к нему. Когда они небрежно говорили о гостиницах и ресторанах, он чувствовал, что до него, лесничего, надевшего в дорогу новый серый костюм, им нет никакого дела…

Единственным попутчиком, не смущавшим лесничего, была Наташа — застенчивая худенькая девушка. У нее все время от ветра из окон растрепывались волосы и по нескольку раз в день попадали в глаза песчинки.

Хотелось поскорее увидеть море. Говорили, что оно открывается неожиданно и похоже на высокую тучу. (139 слов.)

По К. Паустовскому.

* * *

ИСТОРИЯ С САМОВАРОМ

В одно из воскресений, когда хозяева ушли к ранней обедне, а я, поставив самовар, отправился убирать комнаты, старший ребенок, забравшись в кухню, вытащил кран из самовара и уселся под стол играть краном. Углей в трубе самовара было много, и когда вода вытекла из него, он распаялся. Я еще в комнатах услыхал, что самовар гудит неестественно гневно, а войдя в кухню, с ужасом увидел, что он весь посинел и трясется, точно хочет подпрыгнуть с пола. Отпаявшаяся втулка крана уныло опустилась, крышка съехала набекрень, из-под ручек стекали капли олова,— лиловато-синий самовар казался вдребезги пьяным. Я облил его водой, он зашипел и печально развалился по полу.

Позвонили на парадном крыльце, я отпер двери и на вопрос старухи, готов ли самовар, кратко ответил: «Готов».

Это слово, сказанное, вероятно, в смущении и страхе, было принято за насмешку и усугубило наказание. Меня избили. (138 слов.)

По М. Горькому.

* * *

ГУДОК

В этот день, закрывая собрание, Семен Ильич сказал: «Через два дня заводской гудок будет уже гудеть и для вас».

Заводской гудок! Из всех впечатлений, нахлынувших на Пашу в день его приезда в ремесленное училище, может быть, самым сильным был этот гудок. Паша тогда сидел в садике, окружавшем четырехэтажное здание училища, и смотрел на завод. Он был нескончаемо огромен, но его светло-серые корпуса выглядели легкими, точно их сделали из посеребренной фанеры. Вдруг послышался тяжкий ровный гул, который заглушил собой все звуки и от которого все задрожало мелкой частой дрожью. Когда, наконец, гул умолк, Паше почудилось, что все вокруг оглохло и онемело.

Утром следующего дня, только солнце позолотило верхушки деревьев и загорелось на стеклянных крышах заводских корпусов, вдоль училищного здания выстроились семь взводов парадно подтянутых девушек и юношей. Паша стоял впереди, под знаменем училища, рядом с лучшим учеником-слесарем Сашей Городищевым. (138 слов.)

По И. Василенко.

* * *

ПЕРВЫЙ УЧЕНИК

Преподаватель спецтехнологии Петр Федорович повел группу в кабинет, где стоял токарный станок. И Паша узнал, что кулачки — это металлические приспособления, которыми зажимают в патроне деталь, а бабки и салазки — части станка.

Через шесть месяцев он уже имел по всем предметам четверки, через девять сравнялся с отличниками, а к концу года стал первым учеником токарных групп. Все теперь изменилось в представлении Паши: дом с хоботом уже не казался сказочным чудовищем, а был просто железнодорожным подъемным краном; Сергей Никитович Кондарев, которому подчинялись все мастера училища, был уже не «страшный мастер», а просто старший мастер; двадцать четыре горластых подростка составляли уже не сборище забияк, от которых можно было ждать какой угодно выходки, а крепко сколоченную группу № 5 токарей-универсалов, славных ребят, ничуть не страшных.

Все: мастер группы Денис Денисович, преподаватели, ребята — ценили и уважали Пашу, уважали за ровный, спокойный характер, за добросовестность в каждом деле, за вдумчивые, точные ответы на уроках. (149 слов.)

По И. Василенко.

* * *

ТРУД — ВОСПИТАТЕЛЬ

Два десятилетия назад весь Советский Союз узнал имя Мамлякат Наханговой, маленькой таджикской девочки, поставившей рекорд в сборе хлопка. Много времени прошло с тех пор. Сейчас мы можем назвать уже тысячи имен школьников, отличившихся в труде. Среди них немало участников Всесоюзной сельскохозяйственной выставки.

Совсем недавно правительство отметило высокой наградой — орденом «Знак Почета» — старшеклассницу Незлобненской средней школы Ставропольского края Людмилу Сержантову: ее ученическая бригада собрала в колхозе по 53 центнера кукурузы с гектара.

Радостно сознавать, что наша молодежь выходит в жизнь, имея за плечами не только добрый багаж общеобразовательных знаний, но и практические навыки, хватку мастерового человека, понимающего толк в работе.

Труд — лучший учитель в жизни. Он необходим человеку всегда: и в детские годы, и в юношеские, когда только складываются взгляды, формируется мировоззрение и характер. Поэтому с самых первых шагов маленьких советских граждан в обществе нужно найти им занятие, которое было бы каждому по силам.

Смелость деяний, дерзание творческой мысли, гуманность идей — вот что должно отличать советского молодого человека. (157 слов.)

Из газеты «Советская Россия» от 12 января 1958 г.

* * *

Уполномоченный, всерьез, консультация, монотонный, капрал, сандалии, кумачовый, репродуктор, преисполненный, равнодушный, гарантия, морщина, гусеница, тревожно-радостный голос, вонзать, умаляться (уменьшаться), недостает времени, безмолвствовать, металлург, бескорыстный, атмосфера, соснячок, пистолет, жакет, стеллаж, рекорд, мировоззрение, гуманный, гуманность, подобру-поздорову, удаться (буд. время — удастся), ветряная мельница, гармония, бархат, бархатный, запорошенный, состязание, фосфорический, наутек, наспех, курорт, пижама, ресторан, чемодан.

Похожие записи:

Повторение синтаксиса ЗА МИР В конце дня, в промежутке между первой и второй сменами, зазвучал протяжный гудок. Из распахнутых дверей цехов выходили рабочие. Заслонив свет солнца, над заводом неслись серые облака, сеял...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.