Сложное предложение, состоящее из трёх и более частей

Сложное предложение, состоящее из трёх и более частей

Алгоритм постановки знаков препинания в сложном предложении с двумя рядом стоящими союзам:

1. Соответствуют ли второму подчинительному союзу слова «то», «так», «тогда» или союз «но»?

Да

Нет

Запятая между союзами не ставится

Запятая ставится

Например: «Самолёты гудели уже где-то над самой головой, и, хотя их не было видно, точно чёрная тень прошла по лицам девушек» (А. Фадеев). Ср. : «Самолёты гудели уже где-то над самой головой, и хотя их не было видно, но точно чёрная тень от их крыльев прошла по лицам девушек». Ещё пример: «Он знал, что если поезд опоздает, то он не встретит её», где запятая не ставится, так как союзу «если» соответствует слово «то».

 

Левинсон

Тревожные вести не позволяли Левинсону сдвинуть с места всю эту громоздкую махину: он боялся сделать опрометчивый шаг. Новые факты то подтверждали, то рассеивали его опасения. Не раз обвинял он себя в излишней осторожности, особенно когда стало известно, что японцы покинули Крыловку, а разведка не обнаружила неприятеля на многие десятки вёрст. Однако никто, кроме Сташинского, не знал, что Левинсон вообще может колебаться: он ни с кем не делился своими мыслями и чувствами, преподносил готовые «да» или «нет». Поэтому он казался всем, за исключением таких людей, как Дубов, Сташинский, Гончаренко, человеком особой, правильной породы. Каждый партизан, особенно юный Бакланов, старающийся во всем походить на командира, перенимал у него всё, даже внешние манеры. Левинсон решил заночевать в тайге потому, что он не был уверен, что низовья Хаунихедзы свободны от неприятеля. Несмотря на страшную усталость, ночью, проснувшись, Левинсон пошёл проверять караулы.

А. Фадеев «Разгром».

(117 слов)

 

В лесу

Уходим всё дальше в лес, в синеватую мглу, изрезанную золотыми лучами солнца. В тепле и уюте, леса тихонько дышит какой-то особенный шум, мечтательный и возбуждающий мечты. Скрипят клесты, звенят синицы, смеётся кукушка, свистит иволга, неумолчно звучит ревнивая песня зяблика, задумчиво поёт странная птица – щур. (…) Щёлкает белка, в лапках сосен мелькает её пушистый хвост; видишь невероятно много, хочется видеть всё больше, идти всё дальше.

Между стволов сосен являются прозрачные воздушные фигуры огромных людей и исчезают в зелёной густоте; сквозь неё просвечивает голубое (…) небо. Под ногами пышным ковром лежит мох (…), костяника сверкает в траве каплями крови, грибы дразнят крепким запахом.

Бабушка в лесу точно хозяйка и родная всему вокруг – она ходит медведицей, всё видит, всё хвалит и благодарит. (…) Так мы прожили всё лето, до поздней осени, собирая травы, ягоды, грибы и орехи. Собранное бабушка продавала, и этим кормились.

М. Горький «Детство».

(116 слов)

 

Максим Максимыч

Расставшись с Максим Максимычем, я живо проскакал Терское и Дарьяльское ущелья, завтракал в Казбеке, чай пил в Ларсе, а к ужину поспел в Владикавказ. Избавлю вас от описания гор, от возгласов, которые ничего не выражают, от картин, которые ничего не изображают, особенно для тех, которые там не были, и от статистических замечаний, которые решительно никто читать не станет.

Я остановился в гостинице, где останавливаются все проезжие и где между тем некому велеть зажарить фазана и сварить щей, ибо три инвалида, которым она поручена, так глупы, что от них никакого толку нельзя добиться.

Мне объявили, что я должен прожить тут еще три дня, ибо «оказия» из Екатеринограда еще не пришла и, следовательно, отправиться обратно не может.

Первый день я провел очень скучно; на другой, рано утром, въезжает во двор повозка… А! Максим Максимыч!

Максим Максимыч удивительно хорошо зажарил фазана, удачно полил его огуречным рассолом, и я должен признаться, что без него пришлось бы остаться на сухоядении.

М. Лермонтов «Герой нашего времени».

(150 слов)

 

Разведка Метелицы

Отправляя Метелицу в разведку, Левинсон наказал ему во что бы то ни стало вернуться этой же ночью… Уже совсем стемнело, когда он вырвался наконец из тайги и остановился возле старого и гнилого, с провалившейся крышей омшаника, как видно, давным-давно заброшенного людьми.

Он привязал лошадь и, хватаясь за рыхлые, осыпающиеся под руками края сруба, взобрался на угол, рискуя провалиться в тёмную дыру. Приподнявшись на цепких полусогнутых ногах, стоял он минут десять не шелохнувшись, зорко вглядываясь и вслушиваясь в ночь, невидный на тёмном фоне леса и ещё более похожий на хищную птицу. Перед ним лежала хмурая долина в тёмных стогах и рощах, зажатая двумя рядами сопок, густо черневших на фоне неласкового звёздного неба.

Метелица впрыгнул в седло и выехал на дорогу. Её чёрные, давно неезженные колеи проступали в траве. Тонкие стволы берёз тихо белели во тьме, как потушенные свечи.

Он поднялся на бугор: слева по-прежнему шла чёрная гряда сопок, изогнувшаяся как хребет гигантского зверя; шумела река. Верстах в двух, должно быть возле самой реки, горел костёр, – он напомнил Метелице о сиром одиночестве пастушьей жизни; дальше, пересекая дорогу, тянулись жёлтые, немигающие огни деревни. Линия сопок справа отворачивала в сторону, теряясь в синей мгле; в этом направлении местность сильно понижалась. Как видно, там пролегало старое речное русло; вдоль него чернел угрюмый лес.

«Болота там, не иначе», – подумал Метелица. Ему стало холодно: он был в расстёгнутой солдатской фуфайке поверх гимнастёрки с оторванными пуговицами, с распахнутым воротом. Он решил ехать сначала к костру.

А. Фадеев «Разгром».

(240 слов)

 

Герой нашего времени

Разговор этим кончился, и мы продолжали молча идти друг подле друга. Солнце закатилось, и ночь последовала за днём без промежутка (…). Я велел положить чемодан свой в тележку, заменить быков лошадьми и в последний раз оглянулся вниз на долину. Густой туман, нахлынувший волнами из ущелья, покрывал её совершенно, и ни единый

звук не долетал до нашего слуха. (…) До станции оставалось еще с версту. Кругом было так тихо, что по жужжанию комара можно было следить за его полётом. Налево чернело глубокое ущелье; за ним и впереди нас тёмно-синие вершины гор рисовались на бледном небосклоне, ещё сохранявшем последний отблеск зари. На тёмном небе начинали мелькать звёзды, и мне показалось, что они гораздо выше, чем у нас на севере. По обеим сторонам дороги торчали голые чёрные камни; кой- где из-под снега выглядывали кустарники, но ни один сухой листок не шевелился, и весело было слышать среди этого мёртвого сна природы фырканье усталой почтовой тройки и неровное побрякивание русского колокольчика.

М. Лермонтов «Герой нашего времени».

(150 слов)

 

Почему велосипед устойчив?

Велосипед должен быть устойчив за счет действий своего «всадника», который, чувствуя, что его экипаж наклоняется, поворачивает руль в сторону падения. Велосипед начинает двигаться по кривой, появляется центробежная сила, направленная в сторону, противоположную наклону. Она-то и выправляет машину. Эта точка зрения объясняет, почему неподвижный велосипед падает, почему держать равновесие тем легче, чем выше скорость, и почему на велосипеде, у которого руль не поворачивается, ездить нельзя.

Тем не менее эта теория не может быть верной, или по крайней мере она верна не до конца. Каждый, кто ездил на велосипеде, наверняка заметил, что на большой скорости велосипед очень устойчив и упасть не может, даже если этого захотеть. На ходу велосипед в значительной степени устойчив сам, и задача седока в том, чтобы не мешать машине проявлять эту устойчивость.

Можно сказать, обучение езде на велосипеде в том и состоит, чтобы привить обучающемуся доверие к устойчивости машины и научить поддерживать ее своевременными легкими поворотами руля.

С. Гранковский «Почему велосипед устойчив?».

(116 слов)

 

Весной

С земли ещё не сошёл снег, а в душу уже просится весна. Если вы когда-нибудь выздоравливали от тяжёлой болезни, то вам известно блаженное состояние, когда замираешь от смутных предчувствий и улыбаешься без всякой причины. По-видимому, такое же состояние переживает теперь и природа.

Земля холодная, грязь со, снегом хлюпает под ногами, но как кругом всё весело, ласково, приветливо! Воздух так ясен и прозрачен, что если взобраться на голубятню или на колокольню, то, кажется, увидишь всю вселенную от края до края. Солнце светит ярко, и лучи его, играя и улыбаясь, купаются в лужах вместе с воробьями. Речка надувается и темнеет, она уже проснулась и не сегодня-завтра заревёт. Деревья голы, но уже живут, дышат.

В такое время хорошо гнать метлой или лопатой грязную воду в канавах, пускать по воде кораблики или долбить каблуками упрямый лёд.

Да, всё хорошо в это счастливое время года.

А. Чехов (140 слов)

 

Бежин луг

Я узнал наконец, куда я зашел. Этот луг славится в наших околотках под названием Бежина луга… Но вернуться домой не было никакой возможности, особенно в ночную пору; ноги подкашивались подо мной от усталости. Я решился подойти к огонькам и, в обществе тех людей, которых принял за гуртовщиков, дождаться зари. Я благополучно спустился вниз, но не успел выпустить из рук последнюю, ухваченную мной ветку, как вдруг две большие, белые лохматые собаки с злобным лаем бросились на меня. Детские звонкие голоса раздались вокруг огней, два-три мальчика быстро поднялись с земли. Я откликнулся на их вопросительные крики. Они подбежали ко мне, отозвали тотчас собак, которых особенно поразило появление моей Дианки, и я подошел к ним.

Это были крестьянские ребятишки из соседней деревни, которые стерегли табун.

И. Тургенев «Бежин луг».

(123 слова)

 

По Уссурийскому краю

Небесный свод казался голубой хрустальной чашей, которой как будто нарочно прикрыли землю, точно так, как прикрывают молодые всходы, чтобы они скорее росли. Ни дуновения ветерка внизу, ни одного облачка на небе. Знойный воздух реял над дорогой. Деревья и кусты оцепенели от жары и поникли листвой. Река текла тихо, бесшумно. Солнце отражалось в воде, и казалось, будто светят два солнца: одно сверху, а другое откуда-то снизу. Все мелкие животные попрятались в своих норах. Одни только птицы проявляли признаки жизни. У маньчжурского жаворонка хватило ещё сил описывать круги по воздуху и звонким пением приветствовать жаркое лето. В редколесье около дороги я заметил двух голубых сорок. Осторожные, хитрые птицы эти прыгали по веткам, ловко проскальзывали в листве и пугливо озирались по сторонам. В другом месте, в старом болотистом протоке, я вспугнул северную плиску – маленькую серо-зелёную птичку с жёлтым брюшком и жёлтой шеей. Она поднялась на воздух, чтобы улететь, но увидела стрекозу и, ни мало не смущаясь моим присутствием, принялась за охоту.

В. Арсеньев «По Уссурийскому краю».

(112 слова)

 

Лобовая атака

Представьте себе два скоростных истребителя, несущихся прямо друг на друга на полной боевой скорости. Самолёт врага растёт на глазах. Вот он мелькнул во всех деталях, видны его плоскости, сверкающий круг винта, чёрные точки пушек. Ещё мгновение – и самолёты столкнутся и разлетятся в такие клочья, по каким нельзя будет угадать ни машину, ни человека. В это мгновение испытываются не только воля пилота, но и все его духовные силы. Тот, кто малодушен, кто не выдерживает чудовищного нервного напряжения, кто не чувствует себя в силах погибнуть для победы, тот инстинктивно рванёт ручку на себя, чтобы перескочить несущийся на него смертельный ураган, и в следующее мгновение его самолёт полетит вниз с распоротым брюхом или отсечённой плоскостью. Спасения ему нет. Опытные лётчики отлично это знают, и лишь самые храбрые из них решаются на лобовую атаку.

Враги бешено мчались друг на друга. Алексей приготовился к мгновенной смерти. И вдруг где- то, как ему показалось, на расстоянии вытянутой руки от его самолёта, немец не выдержал, скользнул вверх, и, когда впереди, как вспышка молнии, мелькнуло освещённое солнцем голубое брюхо, Алексей, нажав сразу все гашетки, распорол его тремя огненными струями.

Б. Полевой «Повесть о настоящем человеке».

(139 слов)

 

Сыну погибшего воина

Солдатский сын, что вырос без отца

И раньше срока возмужал заметно,

Ты памятью героя и отца

Не отлучен от радостей заветных.

Запрета он тебе не положил

Своим посмертным образом суровым

На то, чем сам живой с отрадой жил,

Что всех живых зовет влекущим зовом…

Но если ты, случится как-нибудь,

По глупости, по молодости ранней

Решишь податься на постыдный путь,

Забыв о чести, долге и призванье:

Товарища в беде не поддержать,

Во, чье-то горе обратить забаву,

В труде схитрить. Солгать. Обидеть мать.

С недобрым другом поравняться славой, —

То прежде ты – завет тебе один, –

Ты только вспомни, мальчик, чей ты сын.

Александр Твардовский (99 слов)

 

Человеку, влюбленному в мир

Человеку, влюбленному в мир,

Где придумали издавна порох,

Каждый листик и близок, и мил,

Каждый луч и бесценен, и дорог.

Он шагает легко по земле,

Он светло улыбается людям,

Он всесилен в своем ремесле,

Шар земной у него, как на блюде.

Он любуется каждой рекой,

Поклоняется каждому полю.

У него океан под рукой,

У него под ладонями полюс.

Вот каков человек, вот каков!

Ничего ему больше не надо,

Только были б навеки веков

Мир вокруг и товарищи рядом.

Марк Лисянский (82 слова)

 

Крыжовник

Ещё с раннего утра всё небо обложили дождевые тучи; было тихо, не жарко и скучно, как бывает в серые пасмурные дни, когда над полем давно уже нависли тучи, ждёшь дождя, а его нет. Ветеринарный врач Иван Иваныч и учитель гимназии Буркин уже утомились идти, и поле представлялось им бесконечным. Далеко впереди еле были видны ветряные мельницы села Мироносицкого, справа тянулся и потом исчезал далеко за селом ряд холмов, и оба они знали, что это берег реки, там луга, зелёные ивы, усадьбы, и если стать на один из холмов, то оттуда видно такое громадное поле, телеграф и поезд, который издали похож на ползущую гусеницу, а в ясную погоду оттуда бывает виден даже город. Теперь, в тихую погоду, когда вся природа казалась кроткой и задумчивой, Иван Иваныч и Буркин были проникнуты любовью к этому полю и оба думали о том, как велика, как прекрасна эта страна.

А. Чехов «Крыжовник».

(146 слов)

 

Система «Гея»

… Чтобы достигнуть желаемого, люди должны располагать определёнными возможностями – средствами достижения цели. Так вот, такие средства, ресурсы, необходимые для обеспечения коэволюции человека и биосферы, мы можем получить лишь через то могущество, которое человечестро обрело в последние десятилетия. Это новые технологии, которые позволят включить в сферу деятельности человека силы природы, до сих пор от него скрытые, это новая техника, которая непрерывно создаётся, и, конечно, энергия, производимая человеком. Таким образом, средством, обеспечивающим гармоническое развитие природы и человека, как раз должно стать то могущество цивилизации, которое таит в себе основные опасности для её судьбы. Вот она – диалектика и вечная противоречивость нашей жизни.

Наконец, третья позиция. Капитану, ведущему свой корабль, мало знать цель и иметь средства её достижения – паруса, вёсла, двигатель, руль… Ему ещё нужны знания, нужен инструмент, позволяющий точно предсказать положение судна, скорость его движения в зависимости от того, как будут использованы те или иные возможности на пути к цели. Капитан должен уметь предвидеть своё будущее в зависимости от тех действий, которые он предпримет.

Сейчас мы видим, что и третье условие, необходимое для того, чтобы человечество вошло в эпоху ноосферы и могло решать задачи управляемого развития, уже сегодня может быть выполнено.

Н. Моисеев «Система «Гея».

(110 слов)

 

По Уссурийскому краю

По мере того как мы углублялись в горы, растительность становилась лучше. (…) Встречались нам и зверовые тропы; мы пользовались ими, пока они тянулись в желательном для нас направлении, но больше шли целиной. (…) Оставив людей внизу, я с Поликарпом Олентьевым поднялся на одну из соседних вершин, чтобы оттуда посмотреть, далеко ли ещё осталось до перевала. Сверху хорошо были видны все горы. Оказалось, что водораздел от нас был в двух или трёх километрах. Стало ясно; что к вечеру нам не дойти до него, а если бы мы и дошли, то рисковали заночевать без воды, потому что в это время года чёрные ключи в истоках почти совсем иссякают. Я решил встать на бивак там, где остались лошади, а завтра со свежими силами идти к перевалу. (…)

Солнце только что успело скрыться за горизонтом, и в то время, когда лучи его ещё золотили

верхушки гор, в долинах появились сумеречные тени.

В. Арсеньев «По Уссурийскому краю».

 

Днепр

Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои. Ни зашелохнёт, ни прогремит. Глядишь и не знаешь, идёт или не идёт его величавая ширина, и чудится, будто весь вылит он из стекла и будто голубая зеркальная дорога, без меры в ширину, без конца в длину, реет и вьётся по зелёному миру. Любо тогда и жаркому солнцу оглядеться с вершины и погрузить лучи в холод стеклянных вод, и прибрежным лесам ярко отсветиться в водах. Зеленокудрые! Они толпятся вместе с полевыми цветами к водам и, наклонившись, глядят в них и не наглядятся, и не налюбуются светлым своим зраком, и усмехаются к нему, и приветствуют его, кивая ветвями. В середину же Днепра они не смеют глянуть: никто, кроме солнца и голубого неба, не глядит в него. Редкая птица долетит до середины Днепра. Пышный! Ему нет равной реки в мире.

Н. Гоголь «Страшная месть».

(144 слова)

 

Сережа

В назначенный час Шурик и Серёжа пришли к Валерию. На крыльце сидела Лариска, Валериева сестра, и вышивала крестиками по канве. Она была тут посажена с той целью, что если кто зайдет посторонний, то говорить, что никого дома нет.

Ребята собрались во дворе возле бани: все мальчики, из пятого и даже шестого класса, и одна девочка, толстая и бледная, с очень серьёзным лицом и отвисшей, толстой и бледной, нижней губой; казалось, именно эта отвисшая губа придаёт лицу такое серьёзное, внушительное выражение, а если бы девочка её подобрала, то стала бы совсем несерьезной и невнушительной… Девочка – её звали Капой – резала ножницами бинты и складывала на табуретке. Капа у себя в школе была членом санитарной комиссии. Табуретку она застлала чистой тряпочкой.

В. Панова «Сережа».

(86 слов)

 

Когда я думаю о маме

Когда я думаю о маме,

Я вижу тихое село

И сад, укутанный дымами,

Чтоб было яблоням тепло.

И тот курень, где в зной не жарко

И в зимний вечер благодать,

Где ничего для нас не жалко,

В войну привыкших голодать.

Когда я думаю о маме,

Припоминаю и отца.

Что тридцать с лишним лет не с нами,

Хоть был нам верен до конца.

Он в бой ушел от милых пашен

И речек отчей стороны.

И никогда не станет старше

Солдат, вернувшихся с войны.

Когда я думаю о маме

Моей, единственной, родной,

Снега, лежащие холмами,

Как будто тают предо мной.

И мне, озябшему в дороге,

Где лишь мечтают о тепле,

Ложатся мягко травы в ноги,

И хлебом пахнет на земле.

Смеется солнце в каждой раме,

И люди дальние – родней…

Когда я думаю о маме,

Встает вся Родина за ней.

Владимир Демидов (140 слов)

 

Встречи с весенней капелью

День выдался жаркий. Роса обсохла, и сильно парило от земли. По опушкам лиловыми полянками цвели хохлатки и мохнатые жёлтые колокольцы. В полдень почки так напряглись, что больше никакая сила не могла их удержать. И тогда они стали выстреливать зелеными язычками сморщенных листьев. Первой к вечеру озеленела черемуха. Пришёл Пахом (28 мая) – запахло теплом. Хорошо в эту пору у нас на земле!

Километрах в двух от вырубки, куда я езжу весной на тетеревиный ток, стоит на лесной поляне высоченная треугольная вышка, выстроенная геодезистами. Она выделяется необыкновенным ростом даже среди сестер-великанш, обитающих в округе. Мне давно хотелось забраться на неё и с высоты окинуть взглядом окрестные леса.

Вверх от пролета к пролету ведет ветхая лестница, а под самым острием есть площадка, и посреди площадки столик на одной ноге. (Знакомый землемер объяснил: столик для того, чтобы было куда поставить дальномерный прибор.)

Чем выше я поднимался по шатким, ненадежным переходам, тем сильнее гудел в стропилах ветер и тем заметнее раскачивалось с деревянным скрипом все сооружение. Но вот и последний пролет, вылезаю через люк на площадку и…

Я увидел знакомую землю далеко и свободно. Я увидел волнистую страну акварельных березовых лесов, белоствольную, нежно-шоколадную, но уже начавшую окутываться полупрозрачной дымкой распускающейся листвы. Колки и перелески, чем дальше от меня, редели, поляны между ними становились шире, и где-то вдали из них выходили настоящие поля, по которым день и ночь жуками ползали маленькие машины – там люди торопились положить в согревшуюся землю хлебные зерна. Но это уже только угадывалось воображением.

Я посмотрел в другую сторону. Вниз с пригорка убегали заросшие соснами и старыми берёзами глухие овраги, а под горой сквозь плюшевые сосновые кроны голубым осколком стекла просвечивал разлив широко размахнувшейся таёжной речки. За нею уходила к горизонту сплошная тёмная тайга. Она была прочерчена несколькими тонкими линиями просек, которые наискось пересекала жирная черта высоковольтной передачи. И снова воображение угадывало вдали лесовозные дороги и прямоугольники лесосек, на которых с

утра до вечера звенят бензопилы и урчат трелевочные тракторы.

В. Петров «Встречи с весенней капелью».

(243 слова)

 

Штрихи к портрету

У Валентина Ивановича Дикуля руки мастерового, а голова изобретателя, творца. Он относится к той счастливой категории людей, которые за что ни берутся – все приводят в движение, и всё-то у них получается. В любом деле он достигает профессионализма, выходит на главные проблемы. И даже если не знает решения, врождённая интуиция безошибочно подсказывает ему путь к цели. Он умеет делать окружающих единомышленниками, заряжает своей энергией, с ним хочется идти в ногу.

Как он только успевает, где для всего находит время? С утра до вечера без выходных в цирке. В гримировочной постоянно люди, и он помогает всем желающим. Если уезжает на час-другой, то предупреждает вахтера, и всегда известно, когда он снова будет. Часто ни поесть толком, ни отдохнуть не успевает. Ежедневно репетиции и каждый вечер выступления на манеже, те самые, где он держит «Волгу», фиксирует в «пирамиде» тонну и жонглирует гирями по 80 килограммов.

В гостинице с десяти-одиннадцати вечера непрерывно звонит телефон. И он с каждым терпеливо беседует, расспрашивает, даёт советы, просит приехать или обещает навестить сам. Откуда у него силы берутся, трудно представить.

И от него ждут помощи. Он диктует, его жена Людмила печатает на машинке. К сожалению, не всегда удаётся ответить немедленно.

Увидеть Дикуля без дела невозможно. Поэтому говорить с ним приходится урывками: во время репетиций, по дороге в гостиницу или в цирк, между телефонными разговорами или диктовкой писем, в лучшем случае – за едой. Беседуя с ним о больных, забываешь, что он не врач – так широка и разностороння его медицинская эрудиция.

М. Залесский (185 слов)

 

Река утром

Река особенно хороша по утрам. В эти ранние часы ветер ещё не беспокоит её лона, и оно, отражая чистое розово-голубое небо, сияет ровным светом, прозрачное и прохладное, как хрусталь. Ни один баркас не бороздит ещё речную гладь, и если вскинется где-нибудь гулливый сазан или быстрая скопа на лету черканёт воду острым, с белой подкладкой, крылом, то разойдутся по тихой воде круги, на миг всколыхнут розовеющий разлив и исчезнут незаметно, беззвучно, как будто их и не было.

Только рыбак по-настоящему знает, что такое утренняя река: эти бесплотные, тающие на заре, белые с голубизной туманы; эти зелёные берега, на которых далеко-далеко протянулись золотые пески, а над ними – тёмная полоса тополевого леса; эти радужные блики восходящего солнца на ясной воде, свежий запах влажного песка и рыбы, смолы и трав; это нерушимая тишина, в которой каждый, даже самый невнятный и слабый звук вызывает тёплый, живой отклик в человеческом сердце.

В. Закруткин «Плавучая-станица».

(146 слов)

 

А.К.Тимирязев – лектор

Совершенная противоположность другим лекциям – лекции Климента Аркадьевича Тимирязева, представителя той дисциплины, которая стала мне самой далекой в то время, когда он нам начал читать. И, кроме того, нагруженный весьма интересами литературы, искусств, методологией, ходил Тимирязева слушать я изредка, чтоб увидать прекрасного, одушевленного человека, с ритмическими вверх зигзагами мчащегося вдохновенного голоса.

Я им любовался: взволнованный, нервней, с тончайшим лицом, на котором смена сквозных выражений, особенно ярких при паузах, когда он, вытянув корпус вперед, а ногой отступая, как в па менуэтом, готовился голосом, мыслью, рукою и прядью нестись на привзвизге. Таким прилетел он в большую физическую аудиторию, где он читал и куда притекали со всех факультетов и курсов, чтоб встретить его громом аплодисментов и криков. Стоял он, полуизогнутый, но как протянутый или притянутый к нам, взвесив в воздухе очень худую изящную руку.

Приветственный жест этот нам, как ответ на приветствие, так к нему шел, так слетая безотчетно, что всякая мысль, будто бьет на эффекты (о нем говорили так клеветники) отпадала.

На первую лекцию к третьему курсу под топанье, аплодисменты взлетал он с арбузом под мышкою; знали, что этот арбуз он оставит, арбуз будет съеден студентами.

Он (арбуз) – демонстрация клеточки: редкий пример, что ее можно видеть глазами; Тимирязев резал кусочки арбуза и их меж рядами пускал.

В эту пору такими же взлетами протекала борьба его с министерством; я помню, как бросил перчатку он выходом из университета и как он, гонимый, добился-таки своего; помню, как повалила толпа встречать его, и он перед нею расцвел…

А. Белый «На рубеже двух столетий».

(236 слов)

Похожие записи:

Диктанты — Правописание приставок на согласный... Алгоритм правописания приставок на согласный: Это приставка на 3 - С? Да Нет Стоит ли приставка перед глухим согласным? Согласный в приставке в приставке не меняется (в том числе,...
Союзы 1 Чтобы рыбку съесть, надо в воду лезть (посл.). Надо было дождаться их во что бы то ни стало (Л.Т.). Не для того же пахал он и сеял, чтобы нас ветер осенний развеял? (Н.). Нельзя гнать человека толь...
Правописание наречий 1 Без разбора, без толку, безудержна, без удержу, без умолку, впустую, вдалеке, вдобавок, вдребезги, в забытьи, вдобавок, в бегах, взаперти, вничью, в обнимку, в обрез, в обтяжку, в общем, вовек, во ...
Диктанты — Проверяемые безударные гласные... Словарный диктант Бегом, больной, выздороветь, дряхлеть, единичный, желтеть, завинтить, заглядение, заграждение, запевка, зарядись, засветиться, застраховать, короткий, миролюбивый, молить, нанести, ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.